Магазин рукоделия

Бисер, камни, фурнитура для рукодельниц! Посетите "Стильный бисер".

Спасо-Преображенский собор: хроника убийственной реставрации

1044
11 минут
Спасо-Преображенский собор: хроника убийственной реставрации

Неожиданно пришла осень... Нахмурилось небо над Переславлем-Залесским и полил дождь. Неудивительно, но осень в наших широтах всегда непредсказуема, впрочем, как и зима в совокупности с весной... Однако почему-то все и всегда происходит внезапно и неожиданно, и так из года в год...

О Спасо-Преображенском соборе можно говорить долго. Вспоминать его славное прошлое и констатировать его унылое настоящее. То ли это собор, то ли памятник архитектуры. И как будто бы это невозможно сочетать. Раз в год, на праздник Преображения Господня, под его своды пускают верующих. И то не всегда. В этом году долгожданная служба так и не состоялась. То ли всему виной коронавирус, то ли были иные причины. Неизвестно. На день города тоже открывают двери древнего собора. Вот и получается, что максимум два раза в год он выполняет свою главную функцию и делается именно храмом. Все остальное время - это «архитектурный объект федерального значения» и он «охраняется государством». То есть его изо всех сил пытаются «сохранять». 

Начало реставрации собора.jpg

Закономерный вопрос - от кого и от чего? От верующих? От погодных катаклизмов? Он же построен именно для службы и для молитвы. А ливни, снег и паводки случались и раньше. Да и зачем он по большому счету вообще нужен? Поглазеть на него, послушать экскурсовода, пощупать древние камни, а то и «войти в историю», процарапав на стене что-то в духе «здесь был Вася», купить внутри буклет, календарь или магнит на холодильник с его изображением? Впрочем, и туристам далеко не всегда везет. По непонятным причинам собор то открыт, то временно закрыт, то закрыт полностью и при этом на неопределенный срок. На входной двери висит ряд табличек, сообщающих о ценах на посещение этого туристического объекта индивидуально или с экскурсией, об опасности заражения коронавирусом, о необходимости соблюдения «социальной дистанции» внутри собора и т.п. Однако при этом отсутствует основная, базовая информация, например, о времени, доступном для его посещения.

При этом Спасо-Преображенский собор действительно и без преувеличения – это и «сердце города», и «жемчужина древнерусского зодчества», как говорят заученные фразы многочисленные экскурсоводы, и как пишется в туристических буклетах. Все это звучит весьма пафосно, но тем не менее, это правда. Однако, что на самом деле происходит с «жемчужиной» и какими болезнями болеет «сердце»?! Ответим честно: жемчужина уже не сияет, а скорее на глазах тускнеет, сердце же находится в предынфарктном состоянии.

Плесень на стене собора.jpg

О проблемах, связанных с уникальным Спасо-Преображенским собором, заложенном при Юрии Долгоруком в 1152 году и законченном при его сыне, Андрее Боголюбском в 1157 году и, вообще, древнейшем и при этом хорошо сохранившимся до нашего времени храме Владимиро-Суздальской Руси, мне хотелось написать уже давно, однако неожиданная активность археологов, начавших интенсивные раскопки 2 сентября этого года, остановили меня.

Судя по официальным документам, намечалась серьезная экспедиция, проводимая Институтом Археологии РАН. Снова раскопки и археологические изыскания… Само по себе - это замечательно. Однако вслед за археологами должны прийти опытные реставраторы, инженеры и строители. Это просто необходимо, причем, чем меньше будет промежуток между работами археологов и реставраторов, тем лучше. Такая последовательность очевидна, но далеко не всегда происходит именно так, как должно быть. Более того, ремонтно-реставрационные работы уже согласованы, из государственного бюджета выделены немалые деньги - более 13 миллионов рублей.  Подробнее со всей документацией и сметами можно ознакомиться на портале Госзакупки.

На моей памяти подобные современным археологические раскопки проводились и ранее, в 2014 году, то есть шесть лет назад. Судя по документам, и до этого вокруг и внутри собора довольно часто происходили «археологические изыскания»:

«Археологически собор уже несколько раз исследовался – фрагментарно, что в целом дает мозаичную и отрывочную картину. Вокруг собора работал в середине XIX в. П.С. Савельев; внутри и снаружи небольшие, но яркие раскопки провёл в 1930-е гг. Н.Н. Воронин, шурфы у стен собора в середине – второй половине XX в. закладывали А.Г. Чиняков, Е.В. Каменецкая, О.М. Иоаннисян, В.И. Вишневский, А.С. Рыбников. Небольшие раскопки в 2014 г. провела и команда Института археологии РАН».

Однако именно в результате того, что еще в 2014 году были выкопаны шурфы (проще говоря - обыкновенные ямы), удален грунт и брусчатка вокруг собора, образовалась зона, засыпанная грунтом (супесью) и при этом никак не защищенная от атмосферных осадков общей площадью около 48 квадратных метров ( измерено мной рулеткой по прямоугольникам, но на самом деле там немного больше).

Кстати, вопрос, на который до сих пор нет ответа: а куда делась вся брусчатка, удаленная в результате «археологических изысканий» 2014 года? Это совершенно непонятно. И почему не был предъявлен иск прошлой строительной организации, которая не смогла сделать правильный дренаж в ходе работ у Спасо-Преображенского собора?

Тем не мене, в таком состоянии, с обнаженным в нескольких местах фундаментом, собор простоял шесть лет. Шесть лет вода с водостоков бурным потоком текла прямо в песок, которым были засыпаны эти шурфы (ямы). Шесть лет собор во время дождей и паводков стоял в огромной луже, которая никуда не исчезала по причине полного отсутствия правильно сделанного дренажа. Забетонированная дренажная канавка вокруг собора в настоящий момент замусорена, а местами полностью засыпана грунтом и заросла травой. Таким образом, своей функции она не выполняет. Судя по всему, никакой конструкции против подтопления собора грунтовыми водами не сделано. Дренажные колодцы у северной стены собора также являют собой печальное зрелище, - они замусоренные и заросшие. Во время дождей вода с водосливов течет прямо на брусчатку под собором и, что еще хуже, на области вообще без какого-либо покрытия, образовавшиеся после предыдущих археологических изысканий и последующей так называемой «реставрации собора». В результате, брусчатку начинает «вести», во многих местах она проседает и находится под углом именно к фундаменту собора, в результате чего и образуются большие и долго невысыхающие лужи. При этом вода медленно, но неизбежно просачивается вниз и подтопляет собор. При монтировании брусчатки не использовалось геополотно и, вообще, все выполнено халтурно и технологически неверно.

Шесть лет после последних археологических и реставрационных работ 2014 года Спасо-Преображенский собор, говоря простым языком, гнил и свидетельство тому - биопоражение нижних венцов белого камня мхом и лишайником. В прошлом году на центральной алтарной апсиде, где заражение максимально, оно составляло 47 сантиметров, а в этом уже 64 (промерено мной). В целом, по всему периметру собора на данный момент биопоражение достигает от 15 до 64 сантиметров. Видимо, кто-то посчитал, что раз собор простоял многие столетия, то и какие-то шесть лет будут ему нипочём.
Не тут-то было...
Когда я, проезжая мимо, вдруг увидел штабеля брусчатки около собора, я очень обрадовался. Думал, что, наконец, через шесть лет, неожиданно вспомнили и, привезли материал, чтобы заделать те ямы, что остались после последних «археологических изысканий».
Ничего подобного. Это просто сняли брусчатку для новых археологических работ. Об их итогах уже отрапортовали на официальном сайте Института Археологии РАН и в СМИ, но давайте посмотрим правде в глаза. Это были далеко не серьезные и совершенно не профессиональные археологические изыскания, а полная профанация. Пыль в глаза...

Итак, хроника событий:

  • 2-3 сентября. Территория огорожена стоп-лентой, снята брусчатка и верхний слой грунта.
  • 4 сентября. Выкопаны первые глубокие шурфы (проще говоря – ямы) вокруг собора. Ровно день, подчеркиваю, ровно день!!! шурфы открыты. И одновременно с этим ведутся «археологические изыскания».
  • 5 сентября. Начинается работа по консервации шурфов. Над ними делаются деревянные каркасы и натягивается пленка. По идее, все делается правильно для того, чтобы неповадно было проникнуть туда разным «неформальным любителям истории» и прочим хулиганам, а одновременно, защитить раскопы от атмосферных осадков. Но это делается только тогда, когда работа профессиональных археологов закончена полностью.

Дальше начинается самое интересное:

Начиная с 5 сентября, раскопы действительно законсервированы. Причем для всех, включая и самих археологов. В это время стоит хорошая солнечная погода, нет дождей и, казалось бы, работайте дальше. Изучайте, исследуйте! Ведь, например, найдено захоронение у северной стены собора. И что из этого? А ничего. Раскопы законсервированы. Время работы профессиональных археологов, не считая копки шурфов (ям) - всего день. Один день! Это уму непостижимо! Как можно рапортовать о том, что, например, захоронение у северной стены полностью исследовано, если видна лишь малая его часть, а остальная так и находится под слоем брусчатки и земли?! Извините, Валентин Лаврентьевич Янин в Новгороде или Сергей Павлович Толстов в Хорезме так работали? За один день заканчивали серьезные раскопки?! Конечно, нет! Они работали скрупулёзно, месяцами и из года в год.

Кости в культурном слое у Собора

Итак, пять дней раскопы стоят в законсервированном виде и доступ к ним полностью ограничен.

10 сентября. Начались дожди. Почему-то именно в этот день, под проливным дождем начинается лихорадочная, авральная работа по закапыванию шурфов. Причем, ни днем раньше, ни днем позже, а именно 10 сентября и именно в дождь. Как следствие - грязь и мусор вокруг собора.
Возникает как минимум два вопроса. Первый. Что делали уважаемые господа-археологи 5 дней с 5 по 10 сентября, когда стояла хорошая погода, но шурфы были уже почему-то законсервированы? И второй. Почему лихорадочная закопка шурфов началась именно в тот день, когда испортилась погода, и пошел сильный дождь?

IMG-20200912-WA0014.jpg

Судя по официальному отчету, археологи проделали огромную работу. Найдены уникальные надписи и блоки с перевернутыми крестами, что говорит о том, что они были нанесены на них ранее самой постройки собора и, конечно же, «рисунок, который изображает бегущего человека, левой рукой поднимающего над головой существо с головой птицы, телом змеи и рыбьим хвостом»…

Никто не спорит, что находки уникальные, особенно изображение этого загадочного «существа», но при этом не прошло и дня, как их вновь закопали.

Кроме того, археологи узнали, например, как устроен фундамент собора. Действительно, он был сделан оригинально и при этом весьма прочно. Видимо, Юрий Долгорукий и вслед за ним Андрей Боголюбский, чувствовали, что их далеким потомкам будет, мягко говоря, наплевать, на их творение. Настолько наплевать, что водосливные трубы будут отводить воду с крыши прямо под фундамент собора, брусчатка вокруг него будет положена вкривь да вкось, а любители старины - археологи, сделав свое дело, оставят многометровые проплешины, засыпанные просто песком, которые в свое время превратятся в ямы, что мы уже и наблюдаем в настоящий момент.
Кстати, диаметр новых площадей без брусчатки, возникших после «археологических изысканий» составляет более 17,5 квадратных метров. Суммируя площадь раскопов 2014 года и современных, мы имеем на данный момент более 65,5 квадратных метров ничем незащищенного, подверженного эрозии грунта в непосредственной близости от фундамента собора. 

Водостоки льют под фундамент Спасо-Преображенского собора

В совокупности с неработающей и технологически безобразно сделанной системой дренажа, это можно рассматривать не иначе, как мину замедленного действия, заложенную под фундамент древнего Спасо-Преображенского собора. Обратный отсчет уже начался... После себя «господа-археологи» как и следовало ожидать, оставили свежие ямы вокруг собора. Скотчем прикрутили дренажные трубы, да и то, почему-то далеко не везде. То ли труб не хватило, то ли скотча... Но эти самопальные, на скорую руку сделанные конструкции, язык не поворачивается назвать «дренажными»! Даже бабушка на своем садовом участке сделает лучше. 

Не прошло и недели, как трубы на скотче отвалились и тут начались сильные дожди. Удивительно, но таких огромных луж вокруг собора, как раньше, теперь нет. Однако преждевременно радоваться тут нечему. Нетрудно догадаться, почему случилось так. Ответ прост. Так происходит потому, что эти новые шурфы под 2 метра глубиной, подведенные под самый фундамент собора, засыпанные при этом рыхлым супесчаным грунтом, теперь играют роль основных дренажных колодцев! И они отлично ее выполняют! Внизу находится водоупорный слой глин, сверху засыпана рыхлая супесь. Именно туда отводится и там застаивается почти вся вода. Так вот, в результате, теперь фундамент ниже уровня земли будет мокрым практически все время и оттуда совершенно неизбежно будет поступать влага. Вследствие чего, начнет развиваться плесень и прочие формы биопоражения, которые мы уже наблюдаем, но только в еще больших масштабах, чем было раньше.

Совершенно очевидно и то, что любая организация, находящаяся в цепочке этого процесса «комплексных исследований, консервации и реставрации» Спасо-Преображенского собора, выполнив свою часть работ и отрапортовав об их успешном завершении, плевать хотела на состояние собора в целом.
При этом загадкой остается, а каким станет Спасо-Преображенский собор в конце этой длительной цепочки археологическо-реставрационных работ? Судя по окончанию первого так называемого «археологического» этапа, будущее «сердца города» снова туманно и неопределенно. А скорее всего - плачевно.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...